Свяжитесь со мной
Оставьте свой номер телефона и мы свяжемся с вами
Мы гарантируем безопасность обрабатываемых данных
Предварительная запись
Оставьте свои контактные данные и мы свяжемся с вами для предварительного подтверждения участия
Мы гарантируем безопасность обрабатываемых данных
Агропром поверил в борщ
В овощеводческой отрасли начинается подъем инвестиционной активности. Как и во многих других отраслях сельского хозяйства, локомотивом здесь станут крупные агрохолдинги, уже готовые инвестировать десятки миллиардов рублей в масштабные проекты полного цикла
В ближайшее время одним из наиболее динамичных направлений развития в российском агропроме может оказаться такая непривлекательная ранее отрасль, как овощеводство. Если в производство овощей защищенного грунта последние три года идет активный приток инвестиций, то в открытом грунте по-прежнему «властвуют» частные подворья (на 60–70% по основным видам овощей) и крестьянские кооперативы, продукция которых обычно сбывается на рынках или поступает в промышленную переработку. На полках же супермаркетов по-прежнему царит импортная продукция, особенно в зимний период.

Тем не менее рынок активно перестраивается: из-за антисанкций и девальвации рубля зарубежные поставки сокращаются (даже из «незапрещенных» стран), а внутреннее производство овощей основного (так называемого борщевого) набора демонстрирует активный рост. Первыми сориентировались небольшие и средние хозяйства — и заметно нарастили объемы производства. Их успех, по всей видимости, привлек и крупные агрохолдинги, которые почти достигли потолка в своих традиционных нишах и начали искать новые точки приложения капитала, в том числе и на не освоенном пока еще рынке овощей, объем которого ориентировочно оценивается в 300 млрд рублей (без учета частных хозяйств населения).

Сумма запланированных инвестиций сегодня составляет десятки миллиардов рублей, и часть из них уже осваивается. По прогнозам, такими темпами российские предприятия смогут полностью заместить импорт овощей борщевого набора уже через три—пять лет. Однако это предполагает и дальнейшее серьезное изменение структуры рынка: от валового производства, осуществляемого мелкими хозяйствами, в сторону интенсивного производства и высокотехнологичной переработки крупными компаниями. Иными словами, рынок, скорее всего, консолидируют вертикальные агрохолдинги, как это ранее произошло в производстве свинины и мяса птицы.
Выход на поля
В частности, один из отечественных лидеров в производстве свинины агрохолдинг «Русагро» намерен вложить порядка 20 млрд рублей в строительство 18 тепличных блоков в Тамбовской области. Уже в сентябре следующего года компания планирует ввести в эксплуатацию первую очередь овощеводческого комплекса на площадке в 54 га, а еще через год — вторую. Бизнес-план предусматривает выход на производство более 100 тыс. тонн овощей в год, в частности 16,1 тыс. тонн томатов и 88,3 тыс. тонн огурцов, что, по подсчетам обладминистрации Тамбовской области, позволит полностью заместить в регионе импорт этих видов овощей. Кроме того, недавно овощное направление начал активно осваивать молочный холдинг «Рузское молоко». Своих инвестиционных планов в отношении овощного рынка не исключают также такие гиганты мясного сектора, как «Мираторг» и группа «Черкизово», впрочем, лишь в среднесрочной перспективе.

Непривычное для крупных компаний выращивание овощей открытого грунта на поливе рискнул осваивать крупнейший в стране производитель риса — «АФГ Националь». Холдинг заявил о том, что вложит до 2018 года 20 млрд рублей в создание кластера по выращиванию овощей борщевого набора — прежде всего картофеля, а также моркови, свеклы, лука и капусты. У компании уже построены и действуют в рамках этого инвестпроекта производственные площадки на 2,4 тыс га в Нижегородской, Новгородской и Ростовской областях. Дальнейшее расширение планируется и в ряде других регионов: в качестве перспективных площадок «АФГ Националь» рассматривает Московскую область и Центральное Черноземье.

«Мы намерены занять 30 процентов рынка картофеля и овощей, поэтому ведем столь активное инвестирование: в прошлом году мы вложили в новый для нас бизнес около миллиарда рублей, в этом инвестиции увеличены до 5,5 миллиарда рублей, — пояснил "Эксперту" гендиректор холдинга "АФГ Националь" Юрий Белов. — При этом готовы как приобретать действующие предприятия и модернизировать их, так и создавать высокотехнологичные производства и сопутствующую инфраструктуру с нуля. Инвестировать будем в расширение земельных ресурсов, оснащение земель мелиоративными системами, строительство высокотехнологичных овощехранилищ и линий по мойке и фасовке».
Что растим, то не храним
Одна из основных проблем производителей овощей — они не имеют мощностей для сохранения урожая, поэтому зимой и сдают рынок импортерам. «Сейчас лишь немногие мелкие и средние хозяйства имеют свои овощехранилища, да и те всего на две—пять тысяч тонн. В целом по стране это не позволяет сохранить урожай, что приводит к неравномерному предложению: в сезон сбора урожая цена резко падает, а затем повышается, поскольку опустевшие полки занимает импортная продукция, — говорит генеральный директор Института аграрного маркетинга Елена Тюрина. —Современные же хранилища позволяют сохранять не только товарный вид, но и качество овощей от полугода до года».

Ввиду девальвации рубля и ответных санкций в отношении стран Евросоюза в нашей стране уже второй год сокращается импорт овощей в целом, что, в свою очередь, стало серьезной проблемой для крупных торговых сетей. По данным экспертно-аналитического центра агробизнеса «АБ-Центр», за январь—апрель 2016 года суммарный ввоз основных видов овощей в Россию (лук, чеснок, морковь, капуста, столовая свекла, сладкий перец, кабачки, баклажаны, редис, томаты, огурцы) составил 407,4 тыс. тонн, что на 36,3% меньше, чем за аналогичный период 2015 года, и на 56,0% меньше, чем за тот же отрезок 2014-го. Розница начала переключаться на местных производителей, которые в ожидании снижения импортных запасов как раз расширили посевные площади. В 2015 году сбор овощей открытого грунта в промышленном секторе овощеводства, по данным консалтинговой компании «АБ-Центр» (без учета хозяйств населения), составил 4563,5 тыс. тонн, что на 16,2% больше, чем годом ранее.

Однако в данном случае статистика обманчива, поскольку это еще далеко не импортозамещение. Например, показательная ситуация сложилась с самым востребованным овощем — картофелем, производителей которого подвел необдуманный энтузиазм.

«Ранее торговые сети были вынуждены закупать картофель и овощи в основном за рубежом ввиду отсутствия реальной альтернативы со стороны отечественных компаний, — говорит генеральный директор "АБ-Центра" Алексей Плугов. — В силу сложной оптово-распределительной системы торговым сетям требуются поставки картофеля и овощей (впрочем, как и других товаров) в относительно крупных объемах, на постоянной основе и стабильного качества. Таким требованиям не могут соответствовать мелкие производители, у которых в прошлом году к тому же было перепроизводство».

По оценкам «АБ-Центра», в то время как спрос на картофель промышленного выращивания в России находится в среднем на уровне 7,1 млн тонн в год, в прошлом году его сбор составил 7,5 млн. Если прибавить к ним объем импорта — около 0,8 млн тонн, получится, что общий объем предложения почти на 1,2 млн тонн превысил объем спроса. И хотя помимо ограничения импорта одной из причин превышения стал на редкость хороший урожай, от этого все равно не легче: часть его оказалась испорчена из-за недостаточного количества овощехранилищ. Таким образом, от увеличения объемов пока мало кто выиграл и выиграет в дальнейшем: если осенью на пике продаж оптовая цена картошки была относительно высокой (как раз ввиду дефицита импортной) — семь-восемь рублей за килограмм, то весной из овощехранилищ ее можно было купить по пять-шесть рублей за кило — и потому, что подоспел новый урожай, и по причине снижения качества продукции за время хранения. Для сравнения: в 2014-м на пике сезона картофель оптом стоил около 14 рублей за килограмм. А значит, заместить импорт многие мелкие и средние хозяйства смогли разве что себе в убыток, и поэтому некоторые от разочарования даже переключились на другие культуры. В свою очередь, потеря части урожая, снижение посевных площадей убыточными хозяйствами, а также продолжающийся уход импортеров укрепят цены в будущем сезоне, что и создает крупным игрокам неплохой трамплин для выхода на рынок.

Собственно, именно поэтому одна из таких компаний — «АФГ Националь» — и начала свой овощной дебют со строительства крупнейших в Нижегородской и Новгородской областях овощехранилищ мощностью по 16 тыс. тонн каждое. Всего «АФГ Националь» планирует в этом году ввести в эксплуатацию овощехранилищ общей мощностью 54,8 тыс. тонн и стоимостью 1 млрд рублей.

«Именно производство полного цикла: семеноводство, выращивание, мойка, фасовка и хранение — позволит нам обеспечить поставки в торговые сети в течение всего года, что предотвратит ситуацию зимнего дефицита, — говорит Юрий Белов. — У нас по сравнению с другими игроками рынка будут явные преимущества и по объемам, и по качеству: свой комплекс хранения и фасовки картофеля мы оснастим современными технологиями, холодильным оборудованием, вентиляцией, датчиками температуры и влажности, которые позволяют обеспечить оптимальные условия хранения продукции».
Потребитель просит чистоты
По мере снижения поставок из-за рубежа во многих регионах оказались востребованными чистка и мытье овощей, поскольку их централизованные продавцы — торговые сети — стремятся завозить в магазины вместе с продукцией как можно меньше земли. По оценкам консалтинговой компании «Технологии роста», в то время как в последние десять лет спрос на мытый и упакованный картофель уверенно рос, российские компании смогли занять в этом сегменте лишь 1–2%, остальное же до последнего времени приходилось на импортеров. Поэтому многие производители, особенно в Центральном Федеральном округе (из-за близости к крупным рынкам сбыта), активно занялись расширением мощностей для первичной переработки овощей. Согласно исследованию консалтинговой компании «ГидМаркет», среди топ-20 ведущих производителей овощей в ЦФО около 30% планируют организацию мытья и фасовки овощей, поскольку это направление рентабельно и востребовано торговыми сетями. Правда, по разным причинам (в первую очередь это финансовые сложности) реализация планов по переработке пока откладывается.

Некоторые компании, стремясь занять освобождающуюся нишу, активно кооперируются. Наглядный пример — создание НП «Брянская гильдия производителей и переработчиков картофеля», которое объединило фермеров, чтобы экономить на покупке техники, оборудования, удобрений, средств защиты растений и прочего. При этом один из активных участников гильдии — компания «Мичуринские овощи» (ее тоже образовали скооперировавшиеся фермеры), приобретя комплект оборудования для мойки, фасовки и упаковки овощей, получила входной билет в крупнейшие торговые сети. Собственно, на базе сбыта и стала возможна кооперация, которая позволяет снижать издержки также за счет организации безотходного производства — когда в переработку идет и отбракованная ритейлерами продукция. Однако такая картина характерна далеко не для всей страны. По данным «ГидМаркета», в большинстве регионов, и в том числе в урожайном Южном Федеральном округе, даже средние сельхозпроизводители предпочитают продавать урожай посредникам, организующим мытье и упаковку овощей. При этом некоторые сельхозпредприятия это делают вручную, что, оказывается, тоже вполне прибыльно: потребитель уже готов переплачивать за чистые овощи, считая эти затраты несущественной статьей расходов.
Консолидация со спецификацией
Однако эксперты полагают, что пока мы наблюдаем лишь бессистемные всплески на рынке, с которого схлынула часть иностранной продукции. По мнению генерального директора Института аграрного маркетинга Елены Тюриной, Россия почти полностью заместила импорт по свинине и мясу птицы потому, в частности, что в эти сектора отрасли в свое время пришли крупные холдинги, имеющие большой запас сельхозугодий, доступ к дешевым кредитам и современным технологиям.

«Что касается овощей, то здесь только крупные компании могут решить основную проблему этого рынка — большой дефицит мощностей хранения», — считает Елена Тюрина.

С тем, что только крупному бизнесу доступны новые технологии, позволяющие существенно минимизировать потери, согласна и генеральный директор консалтинговой компании "Технологии роста" Тамара Решетникова: «Например, в открытом грунте в среднем по плодоовощной продукции потери сегодня составляют до 30–40 процентов собранного урожая, в то время как современное овощехранилища позволяют сохранить до 95–98 процентов, — говорит эксперт. — Но при этом нужны крупные инвестиции в оборудование для мойки, упаковки, в распределительные центры, хранилища, в организацию логистики, что для малых форм хозяйствования практически невыполнимая задача. Но именно это и позволит потеснить импорт, что и радует: мне, например, стыдно, что овощи борщевого набора мы до сих пор завозим из-за границы».

В России сейчас пытаются организовать мелких производителей на базе строящихся оптово-распределительных центров (этому посвящена целая государственная программа), которые помогут с хранением и логистикой, но вряд ли смогут обеспечить необходимое торговым сетям качество продукции.

«Консолидация рынка ударит прежде всего по импорту. Вполне вероятно, что крупные холдинги смогут наладить эффективное сотрудничество с небольшими хозяйствами, осуществлять закупки картофеля и овощей на хранение с определенными товарными характеристиками по заранее оговоренной цене и в заранее оговоренных объемах, — считает Алексей Плугов. — И тогда на всех распространится эффект от снижения издержек за счет увеличения масштаба, круглогодичных стабильных поставок в сети и крупным оптовым покупателям, в том числе зарубежным, и за счет многих других факторов экономии».

Например, в Европе фермеры являются постоянными партнерами крупных производителей. А одна из шотландских фабрик, выпуская 1 млн тонн овощей в год в фасованном виде, сама при этом почти ничего не выращивает, поскольку полностью отладила график поставок от фермеров. «Не думаю, что крупные холдинги вынудят своими масштабными проектами уйти с рынка мелкие хозяйства, — считает Тамара Решетникова. — Дело в том, что они нацелены на массовый спрос, огромные объемы, а это подразумевает производство ограниченного ассортимента продукции с максимальной маржинальностью и высокой технологичностью. Мелкие же хозяйства, особенно с большим опытом работы, всегда могут предложить рынку пусть небольшие объемы, но широкий ассортимент эксклюзивной продукции. Например, выращивать определенные гибриды под потребности конкретного переработчика или потребителя. Себестоимость производства у таких хозяйств выше, но зато ниже непрямые производственные издержки».

Подобную специализацию в отсутствие возможностей для масштабирования некоторые средние хозяйства уже практикуют. Например, компания «Дмитровские овощи» является крупнейшим поставщиком овощей для общепита. «Вегетория» и «Тульская нива» сосредоточились на рознице в области премиум-класса. Кстати, последняя за счет маркетингового хода сумела получить еще в 2013 году 60% рентабельности при производстве картофеля и продаже его с наценкой в 130%: шлифованный продукт в упаковке был назван предназначенным для микроволновки, что и определило его успех. Таким образом, закономерная для полного импортозамещения консолидация рынка овощей вокруг крупных агрохолдингов оставит место «на поле» мелким и средним производителям.
Другие материалы
Еще
Made on
Tilda