Свяжитесь со мной
Оставьте свой номер телефона и мы свяжемся с вами
Мы гарантируем безопасность обрабатываемых данных
Предварительная запись
Оставьте свои контактные данные и мы свяжемся с вами для предварительного подтверждения участия
Мы гарантируем безопасность обрабатываемых данных
Индейка тянет птицеводство из стагнации
Мясные агрохолдинги наращивают производство индейки. При общей стагнации в птицеводстве индейководство еще несколько лет будет самым быстрорастущим сегментом
В начале июня в пятерку крупнейших российских производителей мяса индейки ворвался один из лидеров мясной отрасли — группа «Черкизово», которая вывела на проектную мощность свое совместное с испанской Grupo Fuertes предприятие «Тамбовская индейка». Если в прошлом году группа произвела менее четырех тысяч тонн мяса индейки, то в этом может увеличить выпуск почти в десять раз.

«Нам потребовалось пять лет и 10,2 миллиарда рублей, чтобы запустить этот проект, — говорит генеральный директор группы "Черкизово" Сергей Михайлов. — Сегодня предприятие, срок окупаемости которого составляет восемь лет, вышло на проектную мощность. Если в 2016 году в России было произведено около 230 тысяч тонн мяса индейки, то теперь "Тамбовская индейка" добавила еще 50 тысяч тонн, а при необходимости может увеличить мощности в два раза — до 100 тысяч тонн в год». Сейчас на фермах «Тамбовской индейки» содержится более одного миллиона голов птицы, в производственный комплекс полного цикла входит инкубатор на 5,6 млн яиц годовой закладки, четыре площадки доращивания, девять площадок откорма, комбикормовый завод мощностью 180 тыс. тонн в год, элеватор мощностью 90 тыс. тонн, а также цех переработки и очистные сооружения.

Такие объемы позволят группе занять третье место в пятерке крупнейших производителей индюшатины, которые совокупно занимают 85% рынка объемом около 1 млрд долларов. До сегодняшнего дня в эту пятерку лидеров входили компании «Евродон», «Дамате» (совокупно свыше 50% рынка), Башкирский птицеводческий комплекс им. М. Гафури, «Краснобор» и Егорьевская птицефабрика.

По оценке консалтинговой компании Agrifood Strategies, в 2016 году производство индейки в России выросло на рекордный 51%, до 227,2 тыс. тонн в убойном весе (по подсчетам аналитического агентства «Имит», выпуск и вовсе увеличился до 253 тыс. тонн). При том что темпы роста новых птицефабрик для производства бройлеров (куриного мяса) с 2010 по 2015 год сократились в десять раз — со 133 млн голов в год до 12 млн, а с рынка только в прошлом году, по данным «Росптицесоюза», ушли около 30 предприятий (включая такие крупные, как «Рубеж», «Кашинское», «Оптифуд» и другие), инвестиции в индюшатину лишь активизировались. В частности, «Дамате» в прошлом году едва не потеснила «Евродон», нарастив мощности с 35 тыс. тонн индюшатины в год до 60 тыс. Компания намерена довести объемы производства до 100 тыс. тонн уже к 2018 году, для чего дополнительно вложит 12,8 млрд рублей. Сам «Евродон» не оставляет планы наращивания выпуска индюшатины с нынешних 73 тыс. тонн в год почти до 150 тыс. за счет строительства новых ферм в Тверской области. Наконец, агрохолдинг «Рамонская индейка» начинает в этом году строить птицефабрику мощностью около 10,8 тыс. тонн в год в убойном весе с объем инвестиций свыше 1,6 млрд рублей.
Быстрый рост с низкой базы
Производство индюшатины сейчас самый быстрорастущий сегмент мясного рынка в целом, причем общее снижение потребительского спроса сказалось на нем в меньшей степени, чем на большинстве продтоваров. В целом в России в прошлом году произвели 4,6 млн тонн мяса птицы в убойном весе, что почти в 20 раз больше объема производства индейки. Но если выпуск мяса птицы в среднем в последние десять лет прибавлял примерно по 10% в год, то по итогам прошлого года рост составил всего 2,1%. А выпуск индейки продолжал расти: на 34,9% в 2015 году (по сравнению с 2014-м) и на 51% — в 2015-м. Такой резкий дисбаланс впервые за последние десять лет мог возникнуть как по общеэкономическим причинам, в силу сложившейся конъюнктуры мясного рынка, так и в связи с просчетами компаний, занимающихся производством бройлеров.

Рентабельность производства бройлеров в последние годы минимальна. Поэтому инвесторы уже не особо стремятся в этот сегмент птицеводства. По оценке гендиректора Росптицесоюза Галины Бобылевой, в птицеводстве заделы для снижения себестоимости почти исчерпаны, поскольку модернизация в отрасли почти завершена. В целом в прошлом году, по оценке Росптицесоюза, себестоимость производства мяса птицы увеличилась на 10–22%, при том что потребительские цены почти не выросли.

При этом подотрасль была лишена господдержки — в отличие от других сегментов мясного производства, птичникам льготные кредиты не выдавали. Кроме того, в этом году в связи с укреплением рубля на птицу в целом начинает «давить» импорт: по данным ФТС, только в январе 2017 года физические объемы импортных закупок мяса птицы увеличились на 46,5%, по сравнению с тем же периодом прошлого года. Впрочем, в общем объеме производства импорт все равно составил считаные проценты.

«В банкротстве птицеводческих компаний виноваты не столько импорт и окрепший рубль, сколько просчеты в менеджменте самих компаний, — уверен исполнительный директор Мясного союза Сергей Юшин. — О чем говорить, если бразильские окорочка стоят 101 рубль за килограмм, а российские — 84 рубля в опте, то есть импорт нам не помеха. Проблема в том, что, когда в прошлом году цены на курятину пошли вниз, многие приостановили ее производство, но, видимо, нервы не выдержали, и при малейшем повышении цены выпуск вновь нарастили. В итоге мы сейчас получаем затоваренность на складах».
Однако общеотраслевая конъюнктура парадоксальным образом мало касается индейководоства, которое еще недавно считалось нишевым бизнесом, а теперь претендует на статус подотрасли. «Рынок индейки показывает галопирующий рост, кратно превышающий общеэкономический, что и делает ее уже сегментом отрасли, — уверен президент компании Agrifood Strategies Альберт Давлеев. — Общая стагнация в птицеводстве мало касается нового сегмента, поскольку российский покупатель еще только начинает привыкать к индейке, ее потребление у нас сейчас составляет всего 1,3 килограмма на человека против 4,5 килограмма в Европе. Так что рост на уровне 30 процентов и выше в дальнейшем нам обеспечен».

Кроме того, индейководы равнодушны к стагнации на рынке птицы в целом, поскольку традиционно конкурируют не с бройлером, а со свининой, находясь по цене между двумя этими видами мяса. «Индейка в сопоставлении качества белка и его цены скорее вытесняет с рынка свинину и даже говядину. Последняя будет только дорожать, свинина хотя и будет дешеветь в связи с увеличением объема производства, но конкурировать по цене с индейкой все же не сможет», — уверен Давлеев.

Показательно, что в феврале этого года цены сельскохозяйственных производителей на КРС (в живом весе) выросли на 14,7% по отношению к февралю прошлого года, на свинину — на 4,9%, а на птицу живую снизились на 7,7%. Стоимость индейки, в отличие от курятины, не уменьшалась, а у некоторых производителей росла вслед за свининой.
«Евродон» подозревает диверсию
Впрочем, некоторые склонны связывать повышение отпускных цен на индейку у некоторых производителей выпавшими объемами «Евродона», который в декабре прошлого года и в апреле нынешнего в связи со вспышкой птичьего гриппа вынужден был усыпить около миллиона голов индеек. Общий убыток в компании оценивают в 2,2 млрд рублей и не исключают, что эта крупнейшая в российском индейководстве трагедия могла стать результатом диверсии со стороны нечестных конкурентов:

«Сейчас правоохранительные органы ведут проверку по факту обнаружения возле одного из наших производств дохлой зараженной птичьим гриппом курицы, — пояснила "Эксперту" пресс-секретарь "Евродона" Ольга Михайлова. — Откуда бы она там взялась, если производственные комплексы расположены вдали от населенных пунктов и общих дорог? Мы не исключаем, что это могли быть происки нечестных конкурентов, но скорее иностранных, поскольку прежде мы заявили большие объемы на экспорт».

В «Евродоне», который ранее планировал уже в этом году произвести 150 тыс. тонн индюшатины, уверены, что до конца года смогут восстановить прежние объемы после карантина, который закончится уже в июле. «Нам это будет сделать легче, чем кому-либо, поскольку мы единственные обладаем самым большим родительским стадом в стране, у нас свои инкубаторы, крупнейшее по мощностям мясоперерабатывающее предприятие. Только строй птичники и наращивай, сколько хочешь», — говорит Ольга Михайлова.

«На рынке индейки места хватит всем, даже после того, как мы восстановим свои объемы производства, — заверил "Эксперт" глава "Евродона"ဴ Вадим Ванеев. — Отрасль растет быстро от эффекта низкой базы: мы начинали в 2003 году, когда потребление индейки составляло всего 76 граммов в год на человека, сейчас уже в некоторых регионах два с половиной килограмма на человека приходится. Но комфортно на рынке себя будут чувствовать только крупные производители за счет широкой сети продаж. А мелкие производители с объемами до 10 тысяч тонн в год опоздали, поскольку им уже не под силу создать рентабельное производство замкнутого цикла».

Кроме того, российскую индейку ждут на внешних рынках, куда в прошлом году «Дамате» впервые в истории российского индейководства поставила 200 тонн своей продукции, а в этом году намерена экспортировать в два-три раза больше. «Там мы конкурируем в основном со странами Латинской Америки, а также с Турцией, — говорит Альберт Давлеев. — Но их валюта обесценивается к доллару не меньше, чем рубль, поэтому ценовая конъюнктура нам не помеха, а по качеству российское мясо ценят больше. Так что мы за счет роста внутреннего потребления и увеличения экспорта легко выйдем на уровень 380–400 тысяч тонн производства индейки в год».
Другие материалы
Еще
Made on
Tilda