Свяжитесь со мной
Оставьте свой номер телефона и мы свяжемся с вами
Мы гарантируем безопасность обрабатываемых данных
Предварительная запись
Оставьте свои контактные данные и мы свяжемся с вами для предварительного подтверждения участия
Мы гарантируем безопасность обрабатываемых данных
Россия вступает на рынок аминокислот
Три новых российских завода по производству лизина способны полностью удовлетворять потребности животноводов в этой аминокислоте, избавив их от необходимости ее импортировать. Следующий этап — выход производителей на внешние рынки
Александр Лабыкин
«Эксперт» №48 (1054) 27 ноября 2017
Успехи российских животноводов, птицеводов и растениеводов привели к появлению в стране первых предприятий по глубокой переработке агросырья для получения ценных кормовых аминокислот. Они необходимы для сокращения сроков вскармливания животных и повышения их иммунитета. Из четырех базовых аминокислот в России до недавнего времени выпускали лишь мало где востребованный метионин, а необходимые для кормодобавок лизин, треонин и триптофан мы почти полностью импортировали. За последние годы в стране было запущено несколько производств, которые уже покрывают потребности рынка в лизине и готовы поставлять свою продукцию на экспорт.
Многообещающий рынок
Мировой рынок аминокислот (более половины из них используется для кормодобавок) прирастал последние несколько лет на 5–6% в год (до 6,6 млн тонн, или до 25 млрд долларов) по мере роста выпуска животноводческой и фармацевтической продукции. Главным образом такому росту способствовали ученые, создавшие дешевые технологии ферментации и биосинтеза (с помощью штаммов) аминокислот из лактозных сиропов. Последние добывают в основном из зерновых и бобовых, а также из сахарной свеклы с попутным получением отрубей, крахмальной патоки и прочих полезных ингредиентов. Это весьма наукоемкое производство позволяет получать и большую маржу. Например, с одной тонны пшеницы стоимостью 8000–9000 рублей можно получить до 250 килограммов лизина, попутно выработав 100 килограммов клейковины, 170 литров спирта, 250 килограммов кормов и 30 килограммов углекислоты — общей стоимостью не менее 50–70 тыс. рублей. Эту линейку при наличии технологий можно легко пополнить еще как минимум дюжиной аминокислот и биоферментов.

Спрос на аминокислоты в России также увеличивался пропорционально росту животноводства. В 1990-е и 2000-е годы, когда большая часть мяса импортировалась, кормовые добавки покупать было попросту некому, к тому же мало кто из сельхозпроизводителей еще лет десять назад знал об их ценности. С тех пор потребность только в кормовых аминокислотах в России выросла почти с нуля до 200 тыс. тонн к 2016 году, из которых 140–150 тыс. и более приходится на лизин (точных подсчетов нет, поскольку аминокислоты также завозят в составе готовых премиксов). Еще недавно Россия до 100% лизина импортировала, пока в 2015 году на этот рынок не пришел белгородский Завод премиксов № 1, на базе которого построены линии по глубокой переработке зерна в аминокислоты. Инвестором выступила ГК «Приосколье» Геннадия Бобрицкого, потратившая на модернизацию более 12 млрд рублей. В результате уже спустя год, выпуская 57 тыс. тонн лизина, компания полностью закрывала собственные потребности в нем и сейчас до 60% продукции продает сторонним кормопроизводителям и животноводам. Более того, лидер птицеводства «Приосколье» решил приостановить наращивание производства бройлеров и сосредоточиться на глубокой переработке зерна. Генеральный директор Завода премиксов № 1 Алексей Балановский говорит, что компания готова вложить еще около 4,5 млрд рублей для выпуска другой дефицитной аминокислоты —треонина, ежегодные потребности в которой российских животноводов оцениваются более чем в 20 тыс. тонн. Предполагаемая мощность новой линии — около 18 тыс. тонн в год — позволит почти полностью удовлетворить спрос.

В этом году первый лизин выпустил завод «АминоСиб», построенный в городе Ишим за 6 млрд рублей крупнейшим в Тюменской области агрохолдингом «Юбилейный» — лидером по производству свинины. Такого комплексного предприятия по глубокой переработке зерна полного цикла в России до сих пор не открывали. Еще в 2015 году здесь ввели в эксплуатацию мукомольные производства, цеха по производству глютена и глюкозного сиропа, спирта и кормов для скота. Теперь, с вводом новых линий, на «АминоСибе» будут выпускать в год до 30 тыс. тонн лизина, 10 тыс. тонн глютена, столько же углекислоты, 30 тыс. тонн кормовой барды и 2 млн декалитров спирта. Половину требуемого для сырья зерна холдинг взрастит сам.

На пятки «Юбилейному» и Заводу премиксов № 1 уже наступает компания «ДонБиоТех» Русского агропромышленного треста. В партнерстве с производителем оборудования по переработке зерна немецкой Evonik Industries они достраивают в Волгодонске Ростовской области завод мощностью до 100 тыс. тонн лизина в год. Кроме того, здесь будут выпускать клейковину, крахмал, отруби, что позволит ускорить срок окупаемости проекта стоимостью около 15 млрд рублей до пяти-семи лет. «В России эффективное оборудование для глубокой переработки зерна пока не производят, поэтому мы учитывали опыт коллег-первопроходцев, чтобы выбрать оптимальный способ производства, — говорит технический директор "ДонБиоТеха" Дмитрий Шаповалов. — Например, в Белгороде коллеги купили оборудование, которое еще Советский Союз поставил в Болгарию, потом оно ушло в ЮАР и теперь вернулось в Россию. Технологию пришлось два года дорабатывать, поскольку с тех пор появилось немало новых решений. В Ишиме используют китайское оборудование. Мы же остановились на технологии немецкой компании Evonika, полагая, что так мы быстрее окупим проект».
Китай просится в Россию
Судя по заявленным мощностям, три новых российских завода могут уже в следующем году полностью закрыть внутренний спрос на кормовой лизин. «Юбилейный» уже сейчас планирует поставлять свыше 65% произведенного лизина на экспорт, о выходе на внешние рынки в будущем рассуждает и «ДонБиоТех». Главными потребителями станут страны Ближнего Востока, Африки и частично Европы. А значит, россиянам придется потеснить на этом рынке Китай, который за последние годы сумел кратно нарастить производство аминокислот, прорвавшись из полной безызвестности в десятку ведущих мировых производителей на этом рынке. КНР начала экспансию на рынок крахмалопаточной продукции (основа для выпуска аминокислот) в начале 1990-х, развернув локализацию производств компаний из США и Европы. С 2010 года Китай уже до 80% продукции выпускал на оборудовании собственного производства и тогда же полностью отказался от импорта аминокислот. А уже через три года поставил исторический рекорд экспорта — 160 тыс. тонн кормовых аминокислот. При этом до 20% этого объема у Китая еще в прошлом году закупила Россия. Но в сентябре этого года Росветнадзор запретил ввоз аминокислот из Китая на том основании, что наших инспекторов не допустили на китайские предприятия проверить чистоту технологии (предполагается, что используемые китайцами при ферментации бактерии не совсем изучены, а производство сырья токсичное). Так что в итоге у китайцев проснулся интерес к локализации производства в России. «В результате запрета на ввоз аминокислот в Россию шесть китайских компаний вынуждены сейчас закрываться, — говорит Ма Чжиюань, генеральный директор компании по продаже и производству оборудования для глубокой переработки зерна "Сина-Трейд". — Но Россия для китайских переработчиков зерна самый большой, можно сказать, рынок, поэтому у китайских компаний и появилось желание разместить здесь производство. Главным образом они рассматривают регионы Сибири и Алтая, которые богаты зерном и географически близки к Китаю».

При этом Ма Чжиюань признает, что основной мотив китайских компаний — дешевизна сырья. «У нас в среднем сырье вдвое дороже, чем в России, а это свыше 70 процентов затрат при производстве аминокислот, к тому же втрое дороже газ, — говорит он. — Но при этом китайские компании наработали новые технологии, позволяющие выпускать конкурентоспособную продукцию при дешевом сырье». Впрочем, пока официальных заявлений от ведущих китайских производителей о намерениях инвестировать в производство российского лизина не поступало.

Российских участников рынка вероятность прямой конкуренции с Китаем не смущает. «У нас в регионе самое дешевое зерно в России, и его много, а это основная нагрузка на себестоимость, — говорит Дмитрий Шаповалов. — Кроме того, будет своя электроподстанция, дешевая вода из самой чистой реки в Европе — Дона, и прочее. Энергоэффективность у нас точно будет выше на двадцать-тридцать процентов, так что, думаю, мы легко сможем конкурировать с Китаем и внутри страны, и за ее пределами».
Слишком мелко?
Пока что сторонников глубокой переработки зерна среди российских инвесторов единицы, далеко даже не всем крупным холдингам очевиден этот бизнес. «Мы рассматривали различные проекты глубокой переработки зерна и сахарной свеклы, например по выпуску глютамата, биопластика и даже биоэтанола, — говорит генеральный директор "Русагро" Максим Басов. — Но пришли к выводу, что они для нас слишком мелкие при ограниченности внутреннего рынка и непредсказуемости внешнего, когда есть риск просто не продать то, что произвел».

Дело в том, что, при всей перспективности биотехнологий в целом, рынок аминокислот узкий и специфический, к тому же речь идет о сложном технологическом процессе. В России сейчас такое производство будет выгодно лишь в том случае, если завод строить не с нуля, а на базе действующих производств, как это и сделали первопроходцы «Приосколье», «Юбилейный» и «ДонБиоТех». По расчетам Российской биотопливной ассоциации (РБА), завод с одним ферментатором (главная установка при глубокой переработке агросырья), построенный с нуля, может не окупиться никогда. Завод с тремя ферментаторами в «чистом поле» будет стоить около 15 млн долларов, срок его окупаемости тоже не просматривается (если не произойдет взрывного роста мирового спроса). Зато если сразу три ферментатора разместить на действующих заводах по первичной переработке агросырья, то даже при минимальных инвестициях в 2,5 млн долларов проект может окупиться за два года при средней марже 11%. Пока производителям агросырья выгоднее просто продавать зерно на экспорт, не усложняя жизнь новыми высокотехнологичными процессами. Впрочем, не исключено, что в будущем подобная близорукость может обернуться упущенной возможностью. «Сейчас российские инвесторы делают лишь первые шаги к глубокой переработке зерна, — говорит президент Российской биотопливной ассоциации Алексей Аблаев. — Пока это крупные производители зерна и мяса, но вскоре, уверен, многие рассмотрят здесь далекие перспективы. В мире все большую популярность приобретают продукты, полученные из биоматериалов, а не из вместо химически синтезированных веществ. Например, компания Lego планирует полностью перейти на биопластик, производители батончиков, напитков и прочие переходят на биоупаковку — а это огромные рынки сбыта, и они основаны на технологиях глубокой переработки агросырья».
Другие материалы
Еще
Made on
Tilda